Новости Трибуна Три-медиа

Белорусское ПВО учится сбивать ракеты РСЗО HIMARS

Беларусь больше года постоянно проводит различные военные учения. Часть из них направлена на противодействие ракетным атакам. По словам начальника штаба зенитных ракетных войск Военно-воздушных сил и войск противовоздушной обороны Беларуси Дмитрия Панина, подразделения ПВО армии Лукашенко готовы отражать атаки дронов и даже HIMARS. В интервью «ВоенТВ» Панин сказал, что считает HIMARS слишком разрекламированными:

«Достаточно сказать, что HIMARS, может быть, слишком сильно разрекламирован. Это обычная баллистическая цель, имеющая свои особенности. Встроенная тренажная аппаратура зенитно-ракетных систем и комплексов позволяет отрабатывать действия расчетов по данному виду мишеней. Кроме того, на полигоне Ашулук мы неоднократно выполняли задачи по целям, которые имитировали работу HIMARS. В данном случае для нас, скажем так, сильно нового нет ничего».

Журналисты портала «Zerkalo», который стал преемником заблокированного властями в июле 2021 года издания «TUT.BY», провели анализ вооружения беларусского ПВО. Их аргументированные выводы не совпадают с бровадой начальника штаба войск.

По опыту применения РСЗО HIMARS Вооруженными силами Украины (ВСУ) в войне против оккупационной армии России, хорошо известно, что ракеты GMLRS — это одна из наиболее неприятных целей для перехвата средствами ПВО. Дело в том, что ракета системы HIMARS довольно маленькая по размеру: длина менее 4 метров, диаметр 22 сантиметра. То есть, на радарах она не будет такой яркой как, скажем, самолет или крылатая ракета. Кроме того, и это заметил Панин, РСЗО HIMARS запускает свою GMLRS по очень крутой баллистической траектории. Ракета может подниматься на высоту до 20 километров и почти отвесно поражать цель. Полет ракеты корректируется сигналами спутника, и быстро рассчитать ее траекторию совсем непросто. Учитывая, что залп одной установки HIMARS состоит обычно не из одной, а из шести ракет, то ПВО должно работать «на разрыв» чтоб обнаружить все ракеты.

Белорусский начальник штаба не говорит публике и о других характеристиках HIMARS. Например, скорость. До цели ракета летит на очень короткий промежуток времени со скоростью 2,5 Маха (около 3000 км/час). Ракеты для РСЗО HIMARS, которые есть у ВСУ, имеют максимальную дальность до 80 километров, и если цель находится аж так далеко, то полет ракеты будет длиться менее полторы минуты.

Харьковчане знают на своем горьком опыте, что даже российские (советские) ракеты С-300, летящие из Белгорода на жилые кварталы Харькова в течение 2-3 минут, сбить почти невозможно. Во всяком случае, теми средствами ПВО, имеющимися в данный момент у ВСУ в пригороде города. А вот белорусские зенитчики уверены, что за 90 секунд обнаружат, вычислят и собьют ракету РСЗО HIMARS.

В Украине российская ПВО уже пробовала сбивать ракеты HIMARS своими самыми современными зенитными ракетно-пушечными комплексами «Панцирь». В результате пуски HIMARS уничтожили десятки складов с боеприпасами и скопления оккупантов. А в Херсоне выяснилось, что «надежное» русское ПВО не обеспечивают защиту даже одиночной цели. Речь про стратегически важный Антоновский мост.

Что касается ПВО Беларуси, то она состоит из ПВО страны, охраняющей Минск и Островецкую АЭС, и войсковой ПВО, предназначенной для обороны армейских целей. Все зенитные комплексы войсковой ПВО — «Оса-АКМ», «Стрела-10» и «Тунгуска» — сильно устарели, имеют малую дальность и высоту поражения целей и неспособны перехватить ракету GMLRS, выпущенную РСЗО HIMARS.

В Беларуси, на боевом дежурстве стоят три системы. Первая из них — самый массовый зенитный комплекс белорусской ПВО — С-300ПС/ПТ. Это система дальнего радиуса действия, способная поражать цель на расстоянии до 75 километров. К слову, ракета для С-300 в пять раз дороже ракеты для РСЗО HIMARS — GMLRS. Поэтому, с финансовой точки зрения, пуск ракеты С-300 по GMLRS не выгодный. Сразу минус около 800 000 долларов США.

Но если предположить, что из 16 имеющихся у Беларуси дивизионов С-300 один выделили специально для перехвата GMLRS, то и это не спасает. В каждом дивизионе 12 пусковых установок с 48 ракетами. Одновременно комплекс С-300 может стрелять только по 6 целям. Это значит, что за один залп, что стоимостью 6 миллионов долларов, дивизион, теоретически, может сбить шесть ракет GMLRS. То есть один пакет РСЗО HIMARS. А если стрельбу по целям ведут не одна машина HIMARS, а две или три?

И тут даже теоретически невозможен одновременный пуск дивизионом 12 ракет С-300. Ну, просто нет такой технической возможности. Поэтому использование С-300 против HIMARS можно только в качестве жеста отчаяния, когда больше стрелять нечем. Кстати, пригодиться пример российского «жеста доброй воли» во время бегства из-под Киева, а позже — из Херсона.

Система С-400, которая тоже есть у Беларуси, может быть использована против GMLRS с еще меньшей вероятностью. И финансовый аргумент выходит на 1 место. Стоимость дивизиона С-400 — около 500 миллионов долларов. Может ли здравомыслящий беларусский военный использовать явно немногочисленные дорогие ракеты, чтобы сбить снаряды системы залпового огня? К слову, нет открытых данных о стоимости ракет для С-400, но они более современные, чем для С-300. Следовательно, они дороже.

ПВО Беларуси еще может попробовать сбить ракеты РСЗО HIMARS с помощью «Тор-М2К» ближнего радиуса действия. Эта система уже использовалась россиянами, пытавшимися перехватить GMLRS на войне в Украине. И хотя зенитно-ракетный комплекс «Тор» — это одна из лучших в мире противовоздушных систем ближнего радиуса, он не дает 100% гарантии поражения цели. К тому же, заметить пуск GMLRS экипаж «Тора» не могжет, так как радар системы сканирует пространство на дальность в 25 километров. То есть, ракету РСЗО HIMARS он может и обнаружит, но обнаружение произойдет на последних секундах перед попаданием в цель.

Скорее всего, именно про «Торы» говорил Дмитрий Панин. У Беларуси есть 6 батарей «Торов» — примерно 24 машины. Из них, как минимум пять дислоцируются в районе Островецкой АЭС. На этой территории, при идеальных условиях, можно попытаться перехватить залп HIMARS. Но неясно — чьих? Украина от Островца очень далеко. Польша разместит свои HIMARS в Ольштыне за 200 километров от границы Беларуси. У Литвы нет РСЗО HIMARS. В прочем, и идеальных условий не существует.

Для гарантированного перехвата нужно, чтобы экипаж каждой машины никогда не спал и не ошибался, либо был бы заменен умной автоматикой и радары «Торов» работали круглосуточно, что очень быстро привело бы к исчерпанию ресурса. Можно, конечно, дежурить посменно, то есть одновременно будет дежурить лишь часть машин, и самое важное — решение на пуск не нужно было бы ни с кем согласовывать. На самом деле, ничего этого нет.

ЗРК «Тор» очень зависит от человеческого фактора. Тому есть печальный пример — в январе 2020 года в Иране, экипаж комплекса, принадлежащего Корпусу стражей исламской революции, принял за крылатую ракету и сбил украинский «Боинг-737». Причиной трагедии стал «человеческий фактор», а военный, отдавший приказ на пуск, сначала пытался согласовать его с командованием, но связь подвела.

Учитывая, что вопросы длительного согласования не понаслышке знакомы белорусским силам ПВО, то все, что сказал Панин, обычное очковтирательство, присущее как российской, так беларусской армиям. Ярким примером тому стал «плюшевый десант» над Беларусью, когда 4 июля 2012 года, шведские пилоты сбросили на Ивенц и Минск около тысячи плюшевых мишек с лозунгами в поддержку свободы слова. Дерзский полет совершили обычные сотрудники шведского рекламного агентства «Studio Total», показав всему миру чего стоит ПВО Беларуси. Поэтому и заявления начальника штаба о готовности перехватывать ракеты «слишком разрекламированного HIMARS» стоит расценивать как браваду.

Ранее, в статье «1000 новых бойцов батальона имени Дудаева», мы сообщали о пополнении интернационального легиона ВСУ. Призываем наших читателей пользоваться только проверенными источниками информации и не поддаваться психологическому давлению российских захватчиков. Новая информация оперативно публикуется на нашем Telegram-канале.

Вы можете поделиться этой новостью:

UA-EN-PL-RU