Новости Трибуна Три-медиа

Золочевская громада: Эвакуация с линии огня

Золочевская территориальная громада расположена на северо-западе Харьковской области и граничит с Россией. Поэтому ее жители в числе первых украинцев попали под обстрел российской армии. Обстрелы здесь продолжаются по сей день.

О первых днях войны в мирном Золочеве журналисту «Трибуны» рассказали Нина и Людмила Плужниковы из села Должик. И они не желают никому пережить то, что выпало им… По словам Нины Плужниковой, в конце февраля взрывы и канонада, практически не прекращаясь, длились часами:

«С небольшими перерывами обстрелы нашего поселка шли и днем, и ночью. Когда мою хату зацепило, я нашла осколок размером пятнадцать на сто шестьдесят пять сантиметров. Представьте себе такой вот осколок? Крышу дома снаряды частично разрушили, от взрывов окна вылетели, а двери сорвались с петель… Наша собака сбежала сразу же после взрывов, и мы не знаем, где она сейчас».

Золочев

Нина надеется, что она жива и кто-то приютил домашнего питомца. При воспоминании у Нины покатились слезы, ведь она почти два месяца прожила под бомбежками в полуразрушенном доме.

В громаде Нину знают многие, и она знает почти всех жителей. Ее трудовая деятельность началась в санэпидемстанции, а потом она долгое время работала в совхозе. Говорит, думали, что тяжелые времена уже позади, но соседняя страна в феврале и марте поставила всех на грань выживания:

«Мне и таким, как я, приносили по четвертинке хлеба, литровую кружку муки, а на ферме молоко и сливки нам давали. Ну и то, что было из припасов с огородов, тоже было нам в помощь для выживания…

Гуманитарку мы получили первый раз, когда Мотька выехала, под Пасху, в апреле… Все выживали кто как мог… Врачей не было во время войны. Если до войны семейный врач приезжал в село, то во время бомбежек никого не было, даже «Скорой»…

Света не было с самого начала. Да и счетчик взрывная волна сорвала, а провода поваляло. Много столбов этих — электроопор — повреждено. Но сейчас, говорят, уже постепенно все восстанавливают. Знакомые говорят, если вернусь домой, то я там буду не одна. И свет бесплатно подключат, и окна установят по правительственной программе, но я пока боюсь…»

Макариха, в прошлом отделение совхоза «Должанский», Сосновка, станция Железнодорожная… Здесь оставались жители, в основном, пенсионного возраста, а молодежь эвакуировалась. Но когда стали бомбить еще чаще, то практически все выехали, говорит Нина:

«У нас много домов разбомбило. Почти все административные здания пострадали. И школу Должанскую разбили… такое здание хорошее было.

Наш район сильно пострадал. Было такое, что по восемь погибших за один день было. В дом рядом на нашей улице Ватутина попало, пожар большой был… четыре тела накрыты были. Это мои соседи напротив… Канивец Людмила Викторовна, если знали такую, она работала начальником финуправления Золочевского района…

Соседке моего возраста — перебегала через улицу во время обстрела — осколком кирпичным в голову попало. Я бежала к ней, спасать ее под бомбежками. Жива она, слава Богу».

Постоянные обстрелы вынудили местных жителей принять решение об эвакуации. Соседка Нины, у которой дочь живет в Харькове, попросила волонтеров забрать ее:

«И они предложили мне поехать с ними. Я согласилась, позвонив предварительно Людмиле».

Они созванивались каждый день. Людмила звонила соседке, спрашивала, как там наша бабушка, и слышала в ответ — у нас тут ад:

«В Золочеве много людей погибло. Я сама родом из Золочева, район Клары Цеткин, туда — ближе к речке Уды, конечная, самая окраина Золочева… Я созванивалась со своими знакомыми, друзьями, и знаю как много людей погибали от осколков прямо на улице. Мне рассказывали такие ужасы за многих людей, которых я лично знала. Смерть на улице застигала внезапно, и много трупов, крови было. К сожалению, их не сразу могли даже забрать…»

Женщины эвакуировались с помощью харьковских волонтеров и переехали к родственникам южнее областного центра. Так они и выжили, плача, говорит Нина:

«Сейчас мы здесь в спокойствии и тишине… А ведь каждую ночь вскакивала и кричала, но сейчас сон нормализовался. Да, лекарств на меня много потратили — спросите у Людмилы… Главное, что выжили. Главное — мы живы…»

Ранее, в статье «Люботин: Следами мартовской трагедии», мы сообщали о разрушенных ракетами домах в Люботине. Призываем наших читателей пользоваться только проверенными источниками информации. Новые сообщения оперативно публикуется на нашем Telegram-канале.

Баннер телеграм

Виктор Омельченко

Вы можете поделиться этой статьей:

UA-EN-PL-RU