Новости Трибуна Три-медиа

Три составляющих контрнаступления ВСУ

Вооруженные силы Украины (ВСУ), при поддержке западных партнеров и их вооружения, в очередной раз нарушили традиционную военную логику. В результате, неожиданное стремительное контрнаступление украинской армии обратило в бегство войска российских оккупантов. Подразделения ВСУ освободили почти всю Харьковскую область, захватив склады боеприпасов и уничтожив по пути много солдат России, включая элитные части как то 1-я гвардейская танковая армия.

Успех контрнаступления ВСУ показал, что то, что известно в военных кругах как «оперативное искусство» — творческое использование времени, пространства и сил для достижения преимущества — может быть важнее относительной боевой мощи и простого подсчета танков и артиллерия, принадлежащая обеим сторонам в конфликте. И хотя этот успешный оперативный поворотный момент в Украине не является окончанием конфликта, в нем есть три ключевых вывода о современной войне.

Дезинформация еще играет роль в войне

Современная война происходит во время революции открытых источников информации, когда коммерческие спутниковые фотографии и постоянный поток фактов и вымыслов из социальных сетей бомбардируют политиков, солдат и граждан. Информация не позволяет скрыть крупные военные формирования, но украинцы показали миру, что глобальная информационная среда не означает, что искусство обмана мертво.

Украинские военные планировщики использовали старые концепции, оптимизированные для новой эпохи, при разработке своего контрнаступления. Они использовали вариант военной концепции «центральной позиции» XIX века. Она связана с Наполеоном, который, столкнувшись с двумя армиями, расположил свои силы между ними, чтобы расколоть врага. Это позволило французскому императору сосредоточить свои силы в одном месте, даже при меньшем количестве войск, чем у противника.

В ходе недавнего контрнаступления Украина использовала центральную позицию для противодействия двум скоплениям российских войск: одному на востоке — вокруг Харькова и Донбасса, включающему части Донецкой и Луганской областей, и второму — на юге вдоль реки Днепр и вокруг города Херсон. Российские войска, в совокупности, превосходили украинскую армию численностью и обладали большим количеством танков, бронетранспортеров, артиллерии и авиации.

В то время как Украина наращивала силы в районе Херсона и использовала реактивную артиллерию, диверсии и нетрадиционные боевые действия для нападения на инфраструктуру, чтобы изолировать российские войска, она также сохраняла крупные бронетанковые силы на востоке. Центральное положение Украины заставляло Россию учитывать возможность наступления украинских войск в любом направлении. Это дало ВСУ возможность зафиксировать российские силы на одном фронте и атаковать на другом.

Украина также применила хитроумную форму обмана, приняв элементы так называемого «принципа Магрудера», смысл которого сводится к тому, что легче побудить противника поддерживать ранее существовавшее убеждение, чем донести новую идею. Нанеся удары, которые изолировали армию России вдоль реки Днепр, и сделав публичные заявления о том, что Украина нападет на Херсон, ВСУ укрепили мнение противника о том, что Херсон будет первоначальным и основным районом атаки во время контрнаступления.

Такое использование публичных заявлений и действий для формирования решений противника также согласуется со старой советской концепцией «рефлексивного контроля», которая использует дезинформацию, чтобы исказить то, как объект воспринимает мир, и озаставляет его принять обреченные на провал решения. В результате Россия перебросила войска на юг, чтобы укрепить свои боевые позиции в Херсоне, что, вероятно, значительно уменьшило количество войск Москвы на востоке и поставило под угрозу ее способность развертывать резервы.

В сочетании с центральным положением Украины эта хитрая уловка означала, что Киев создал условия для крупномасштабного разгрома путинской армии на востоке и будущих операций по возвращению Херсона.

Точные удары увеличивают глубину поражения и производят каскадный эффект

На тактическом уровне Украина показала себя мастером нанесения точечных ударов. ВСУ применили множество «барражирующих боеприпасов» — бортовых беспилотников, которые обнаруживают и затем атакуют цели — наряду с противотанковыми управляемыми ракетами, а также традиционными бронетанковыми соединениями и артиллерией для оказания давления на российские сухопутные силы. Эта комбинация высвободила боевые самолеты страны, группы специальных операций и высокоточные ракеты большой дальности для охоты на российские радары, командные пункты и склады снабжения. В результате россияне столкнулись с множеством проблем, изо всех сил пытаясь создать достаточную боевую мощь, чтобы контратаковать и остановить продвижение украинцев.

Но, война — это сложная система, управляемая скорее степенными законами, чем линейной динамикой. То есть меньшие мобильные силы, такие как боевые единицы ВСУ, могут победить более крупные армии. Глубина одновременных украинских ударов перед контрнаступлением вызвала шок и смятение оккупантов. Информационные операции усугубляли этот эффект, распространяя изображения отступающих русских солдат, что делало дезертирство и капитуляцию заразными.

Война есть продолжением политики

Политическая временная шкала определяла последовательность и обстановку недавнего контрнаступления Украины. Киеву нужно было помешать России провести нелегитимный референдум в Херсоне и на оккупированной территории на востоке по тому же сценарию, который Москва использовала для захвата украинской территории в 2014 году посредством Минских соглашений.

Москва хотела использовать референдум, чтобы оправдать аннексию украинской территории и продемонстрировать усталой российской общественности прогресс “спецоперации” и достижения власти Путина.

В то же время Путин, вероятно, пытался закрепить территориальные приобретения, прежде чем использовать надвигающуюся угрозу зимы, чтобы остановить поддержку Украины западными странами. Другими словами, на стратегическом уровне, даже если бы в результате недавнего контрнаступления ВСУ не были завоеваны большие территории или разгромлены целые российские дивизии, это могло бы затруднить проведение Москвой референдума на оккупированной территории. Российские войска будут вынуждены защищать фронт, а не охранять избирательные участки. То есть, хотя оперативные и тактические результаты контрнаступления важны, основная цель, которую Украина преследует на стратегическом уровне, остается политической.

Политическая составляющая, несмотря на успех контрнаступления, ставит под сомнение перспективы завершения конфликта решающим поражением российских войск на поле боя в ближайшей перспективе. Даже если Украина добьется значительных успехов на юге и вернет себе Херсон, Москва может сделать выбор в пользу широкомасштабной мобилизации и продолжать войну до тех пор, пока российские элиты или рядовые граждане России не восстанут против Путина и его ближайшего окружения.

По материалу Джо Адетунджи / The Conversation UK

Ранее, в статье «Переломный момент в войне с российскими оккупантами», мы сообщали о выводах иностранных военных экспертов. Призываем наших читателей пользоваться только проверенными источниками информации и не поддаваться психологическому давлению российских захватчиков. Новая информация оперативно публикуется на нашем Telegram-канале.

Баннер телеграм

Вы можете поделиться этой статьей:

UA-EN-PL-RU