Новости Трибуна Три-медиа

Харьковское десятилетие Александра Ржепишевского

В созвездии знаменитых зодчих, создавших самобытный архитектурный облик города Харькова особое место принадлежит Александру Ивановичу Ржепишевскому, воплотившему в Слобожанской столице неповторимые, уникальные, грандиозные строения, которые не подвластны ни времени, ни жесточайшим войнам, ни природным катаклизмам, ни смене политических систем.

Всего в Харькове Александр Ржепишевский спроектировал и построил 27 оригинальных зданий, 20 из которых являются памятниками архитектуры. К счастью, подавляющее большинство этих строений, включая самые знаменитые («Компанейские дома» на Рымарской, Купеческий банк с гостиницей «Астория», здание мануфактуры в Рождественском переулке, дом режиссера Синельникова на Дарвина и др.), дошли до нашего времени.

Мне, как автору этой статьи, особо приятно отметить еще один малоизвестный факт. Четырехэтажное здание по улице Евгения Котляра, 4, где сегодня расположена редакция газеты «Трибуна трудящихся», реконструировано в 1912-1914 годах тоже за проектом архитектора Ржепишевского, путем надстройки к старому двухэтажному особняку еще двух этажей с мансардной, характерно заостренной вверх крышей. Именно под мансардной крышей, одной из главных архитектурных особенностей стиля «северный модерн, располагаются рабочие кабинеты «Трибуны».

Харьков

Такие же высокие, заостренные крыши, с решетчатыми окнами, одинокими балконами и кованными металлическими элементами, со скупой, но изящной лепниной характерны практически для всех строений этого замечательного архитектора.

Ржепишевский родился в 1879 году в городе Аккерман (ныне Белгород-Днестровский) Бессарабской губернии в семье военнослужащего-пограничника. Бессарабские корни (смесь молдаванина, еврея, черкеса, малоросса) стали проявляться еще с детства — пытливость, трудолюбие, изобретательность, желание постичь новое… После окончания Одесской гимназии, Александр поступил в Санкт-Петербургский институт гражданских архитекторов (ИГИ), который закончил в 1903 году с «золотой медалью». За свое усердие получил безоговорочное право стажироваться в Школе изящных искусств при Сорбонне (Париж), где с восторгом для себя и пользой для дела провел он с 1904 по 1906 годы.

С 1908 по 19010 годы Александр Иванович жил в Санкт-Петербурге, зарабатывая на жизнь составлением конкурсных проектов. Но свои «южные» корни они не забывал никогда.

Еще со студенческих лет Ржепишевский дружил с Николаем Васильевым — также очень талантливым архитектором. Именно Васильев подбил Ржепишевского стать его соавтором по разработке проекта здания Харьковского Купеческого банка со встроенной гостиницей «Астория». Разработка двух талантливых зодчих не осталась незамеченной. Их проект получил вторую премию (1200 рублей). Более того, заказчикам понравился именно этот проект, а не победитель конкурса, получивший 1-ю премию.

В 1910 году Александр Ржепишевский (вместе с Васильевым ) получает приглашение переехать в Харьков для ведения авторского надзора на строительстве банка. Так, Ржепишевский, его жена и две дочери попадают в Харьков — город ставший судьбоносным для дальнейшего развития таланта и профессиональной карьеры видного архитектора.

Уже в процессе постройки грандиозного сооружения в Харькове, в его проект пришлось вносить некоторые изменения, вызванные особенностью местного рельефа. К счастью, сохранился первый проект здания Купеческого банка, который дает нам, современникам, представление о том, каким бы первоначально могло быть на Павловской площади.

В общей сложности в Харькове архитектор Александр Ржепишевский провел 10 лет. Причем, он здесь не просто жил и творил, а сумел воплотить в жизнь, реализовать свои самые фантастические планы и проекты. Как признавался сам зодчий, таких уникальных зданий ему бы не удалось построить ни в одном другом городе Российской империи, тем более в столице.

В начале ХХ века Харьков просто захлестнула волна строительного бума. Наряду с реализацией своего первого проекта, Ржепишевский получил большое количество частных заказов, поэтому вскоре вынужден был открыть собственное архитектурное бюро и мастерскую.

Вспоминая великолепный Париж, его изумительные здания, реализовывая свою фантазию, Ржепишевский решил перенести в свои харьковские постройки хоть маленькую частичку французской столицы. И это ему удалось. Вычурные здания по проектам Александра Ивановича очень быстро преобразили весьма провинциальный Харьков того времени.

Кроме классической архитектуры, в начале ХХ века, Париж просто «бредил» зданиями в стиле «конструктивный модерн». Естественно, новые веяния не мог обойти вниманием Ржепишевский. Еще в Париже, обучаясь в Школе изящных искусств, он разработал проект промышленного здания в этом стиле, однако, ни в Москве, ни в Петербурге так и не смог воплотить свою новаторскую разработку.

А Харьков «на ура» принял парижский проект. По заказу предпринимателя Миндровского (основавшего текстильное производство в Вычуге (теперь Иваново)), за речкой Лопань, на углу Рождественского и Лопанского переулков в 1910 году Ржепишевский возводит трехэтажный корпус Харьковской текстильной фабрики, с использованием железобетона, стальных конструкций перекрытий и сплошного линейного остекления внешних фасадов.

Ничего подобного ни в Харькове, ни во всей Российской империи тогда не было. Разве-что небоскребы Нью-Йорка в Америке, которые строились по аналогичным технологиям. В 1910 году Харьков также получил свое «чудо из Парижа». После революции 1917 года, в здании располагалась Выставка достижений народного хозяйства молодой Украинской республики. Во времена независимой Украины, в строении располагалось казино «Сплит», сгоревшее при пожаре. Сегодня это уникальное сооружение стоит полузаброшенное, в ожидании своего лучшего часа.

Александр Ржепишевский, впервые во всей империи, начал сооружение «компанейских» домов в Харькове — прототип будущих кооперативных домов и нынешних ОСМД. Самые знаменитые из них располагаются по улице Рымарской — дома № 6 и 19, а также Пушкинскому въезду, 6. В последнем, кстати, располагалась громадная квартира-студия самого архитектора. Два этих 6-этажных дома, как никакие другие жилые сооружения, соответствуют парижскому духу старого Харькова. Здесь есть практически все от стилей: «французского нуво-арт» и «северный модерн» — высокие островерхие крыши-мансарды, декоративные башенки, скульптурные композиции на фасадах, кованные ограждения балкона и перил, лепнина на стенах, уютные внутренние дворики и многочисленные арочные проходы между корпусами.

Такими же элегантными и романтичными выглядят и авторские особняки Ржепишевкого, построенные для знатных людей Харькова на улицах Дарвина, Маршала Бажанова, Чайковского и др. Лучший из них — особняк драматурга и режиссера Синельникова.

Надо сказать, что громадный успех и слава, которых достиг Ржепишевский в Харькове, сделали его очень зажиточным и независимым человеком. Он не только мог полностью обеспечить финансово свою семью, но и сам позволял жить на широкую ногу. Современники утверждают, что Ржепишевский слыл в Харькове таким себе парижско-питерским денди. Он хорошо одевался, любил посещать роскошные рестораны и лучшие театры, часто наведывался в Москву и Санкт-Петербург. Словом, жизнь зодчего в Харькове удалась, и продолжалось это ровно 10 лет.

Революция 1917 года стала тяжелым испытанием для Ржепишевского и его семьи. В считанные месяцы рухнула его блестящая карьера архитектора, значительно ухудшилась жизнь всей семьи.

Украинские большевики отобрали у архитектора две шикарные квартиры в центре города, определив для него и семьи лишь небольшую комнату в коммуналке. Коммерческие заказы сошли на «нет», ведь новую власть больше не интересовали французские излишества в архитектуре и парижская роскошь в быту. Коммунисты ставили совершенно иные задачи — построение «общества равенства и серости», как метко отмечал Ржепишевский. Начались трения с местной властью, которая усмотрела во взглядах и действиях Ржепишевского проявление «буржуазных пережитков».

Все чаще Александр Иванович вынашивал мысль об эмиграции со своей семьей за границу. На этом настаивал и его лучший друг архитектор Николай Васильев, эмигрировавший во Францию сразу же после революции и пользовавшийся в Европе большой популярностью, как архитектор.

Александр Ржепишевский начал активно готовить документы для эмиграции. Когда все практически было готово, он из Харькова с семьей едет в Крым, чтобы подобрать подходящий пароход, следующий в Европу. Однако, в Крыму случилось непредвиденное. Будучи давно женатым и имеющим двух дочерей, Ржепишевский, вдруг, влюбляется в таинственную незнакомку, юную москвичку, отдыхавшую на крымском побережье. История не оставила нам имя этой красавицы. Обиженная и оскорбленная жена архитектора уничтожила все сведения, письма и документы об этой женщине.

Влюбленный Ржепишевский уезжает из Крыма в Москву со своей любовницей. А обескураженная жена архитектора вынуждена была вновь вернуться в Харьков.

После возвращения из Крыма в Москву, Ржепишевский устраивается главным архитектором в заурядный проектный трест «Мосдрев», разрабатывая модели крестьянских изб и простенькой мебели. О былой славе и воплощенных в жизнь грандиозных проектах даже не было речи. Известно только, что Ржепишевский (с группой других архитекторов) разрабатывал проекты нескольких жилых домов для пролетариата в Москве, а также проектировал пансионат «Доллосы» в Ялте.

В последние годы жизни в Москве над Ржепишевским начали сгущаться тучи. Его аполитичными взглядами заинтересовалось НКВД, а зимой 1930 года ГПУ арестовало его как «буржуазного элемента» и отправило в тюрьму, где Александр Иванович под пытками и жесточайшим психологическим давлением провел пять месяцев.

Из тюрьмы Ржепишевский вышел уже совершенно больным и немощным человеком. Вскоре он скончался в своей московской квартире от инсульта. На этом все сведения о замечательном архитекторе обрываются. Ничего не известно о месте его захоронения, как и о том, присутствовала ли у смертного одра его крымская любовница.

Вместо послесловия

Вот так печально закончилась история жизни и смерти Александра Ржепишевского. В силу определенных причин, ни родные, ни близкие, ни даже его последняя любимая женщина не могут вспомнить его добрым словом. В отличие от харьковчан, которые всегда будут помнить, уважать и любить настоящего гения архитектуры, который создал не только 27 уникальных, самобытных и неповторимых зданий в нашем городе, но и постоянно пытался привнести в свои харьковские творения кусочек великолепного Парижа.

Василий ЧИГРИН

телеграм
UA-EN-PL-RU