Новости Трибуна Три-медиа

Звезда и смерть Евлалии Кадминой

Почти легендой стала невероятная харьковская история о талантливой оперной певице позапрошлого века Евлалии Кадминой — непревзойденной звезде харьковской дореволюционной Оперы, которая, внезапно потеряв голос, перешла играть в Харьковский драматический театр. ..

Цыганская кровь

Вот как начиналась эта история. В 1853 (или 1858) году, в городе Калуге, в семье купца и цыганки (брак по тем временам сенсационный) родилась третья дочь – Евлалия. Замкнутая и одинокая, с непростым характером с самого детства, пела с детства. В 12 – летнем возрасте отец Павел отдал ее в Елизаветинский институт в Санкт – Петербурге, первое название которого было «Дом трудолюбия». Целью заведения было дисциплинировать своих курсисток.

Но Евлалию дисциплинировать так и не удалось. Но об этом позже. А пока 1870 год. Студентка Кадмина выступает на институтском концерте для гостей, где присутствовал крупный, признанный и широко известный пианист, директор Московской консерватории Николай Григорьевич Рубинштейн. Пораженный пением Евлалии, он убедил ее обязательно посвятить себя музыке и стать певицей. Представьте себе, как должна петь 17-летняя девочка, чтобы бывалый, известный от Москвы в Париж пианист, директор, им же созданной Московской консерватории, взялся ее в чем-то убеждать?

Студентка Чайковского

Этот год для Кадминой был тяжелым. Умер отец. Они с матерью остались без денег. И что было бы, если бы не Рубинштейн? В том же году он устроил Кадмину в консерваторию по классу пения, а также добился ей стипендии. Преподавателем того времени там был малоизвестный музыкальный педагог Петр Ильич Чайковский. Упорство, трудолюбие и невиданный талант, да еще при такой компании и не захочешь стать великой певицей, и деваться некуда.

Спустя год состоялся сценический дебют Кадминой. Преподаватели расхваливали ее глубокое меццо-сопрано, а Чайковский посвятил ей музыку к сказке Островского «Снегурочка». После консерватории Кадмина поступила в труппу Большого театра.

Два года в Большом театре, еще год Мариинского и – успех, успех, успех. Одновременно у Кадминой все сильнее портится характер. Кажется, она сама это осознает и относится не без иронии. Да, какую-то официальную бумагу она подписывает:

«Безумная Евлалия».

Характер портится, а взлет продолжается, публика восхищается, а сама Кадмина из Петербурга возвращается в Москву, а затем уезжает в Италию. Девушка с Калуги, дочь цыганки и купца средней руки. Ей 22 года. И в Италии ее принимают. Еще как! В Италии Кадмина живет два года, выступает в разных городах и неизменно ее всюду сопровождает оглушительный успех. Там же Евлалия учится петь сопрано и исполнение радует ее самолюбие. И там она тяжело заболела, и на этой почве знакомится с врачом Эрнесто Фальконе, на котором у нее вспыхивает роман и в 1877 году они женятся. А через год, получив приглашение, переезжают вместе в Киев. Это был расцвет. В Киевском театре Евлалия Павловна купалась во славе и излучала успех. На премьере оперы «Аида», в которой она пела, занавес поднимали 15 раз! А потом как разрывы бомб гремели другие драматические роли. Правда, у этого успеха была оборотная сторона. Ревнивый итальянец успех жены и ее многочисленных поклонников переносил с большим трудом.

Переезд в Харьков

После громких оваций дома ее ждали громкие скандалы, а Евлалия Павловна по части скандалов и сама, знаете ли, была не подарок. В конце концов супруги развелись, Фальконе уехал в Италию, а она приняла решение выехать из Киева в Харьков. В этом случае она снова оказалась в центре внимания публики, даже большей, чем когда-либо. Увлеченные студенты носили ее на руках от театрального зала Коммерческого клуба на улице Рымарской до Гранд-гостиницы на Павловской площади.

Отпевав в Харьковской опере один сезон, Кадмина начинает терять голос. Она вынуждена покинуть харьковскую оперу, начинает играть драматические роли на сцене городского драматического театра. При этом в личной жизни – зияющая пустота. От этого с ее характером становится еще хуже. Кадминой самой все хуже, а окружающим с ней – еще труднее.

Впоследствии в Евлалии завязывается бурный роман с красивым харьковским офицером. Роман бурный, настоящий, творческий, – с огоньком. 28 – летняя Евлалия погрузилась в него с головой. И все бы ничего, если бы не этот офицер-любовник, который оказался человеком очень порядочным и… корыстным. В письме своему другу он пишет:

«Кадмина – женщина, конечно, хорошая, и все мне завидуют, и в любой компании я имею огромное внимание к своей персоне, но надо же подумать и о собственном благополучии…»

Впоследствии он начал в подыскивать более богатую и влиятельную невесту, удаляясь от Кадминой, пока совсем не оставил ее.

Смерть в муках

После такой измены Евлалия полностью идет в работу. Игра ее на сцене становится очень проницательной и убедительной. А 4 ноября (по старому стилю 16 ноября) 1881 года она выходит на сцену и по ходу первого акта спектакля замечает в зале своего возлюбленного – того самого харьковского офицера, предавшего ее. Увидев на себе взгляд Кадминой, офицер демонстративно начинает проявлять знаки внимания к своей будущей жене — женщине, с которой пришел на спектакль в театр.

Обиженная и подавленная, импульсивная, но стойкая Кадмина, продолжила играть и довела первый акт до конца. Занавес закрывается, Евлалия Кадмина идет в гримерную. Там она берет стакан воды и открывает коробку спичек. Отламывая головки из всех спичек, она бросает их в стекло с водой и выпивает с отчаянием.

Дальше начинается настоящая трагедия. Начинается второй акт и Кадмина выходит на сцену и начинает играть свою роль. Но через некоторое время актриса смертельно побледнела на глазах у публики и потеряла сознание. Занавес закрывают, спектакль прекращают, Кадмину увозят домой. Следующие шесть дней Евлалия находится в своем гостиничном номере. Врачи пытались бороться с отравлением, но ничего не могли сделать. Желтый фосфор неотвратимо разъедает ее внутренние органы. Ей ужасно больно, и ничто уже не может унять эту боль. На шестой день страданий она умирает. За два месяца до двадцать восьмого дня рождения.

Страшное известие о трагической смерти любимицы харьковской публики Евлалии Кадминой мигом облетело весь Харьков. Возле «Гранд-гостиницы» на Павловские площади собирается огромная толпа ее поклонников, которая не расходится вплоть до дня ее похорон. Гроб с умершей Кадминой несли на руках, несли поочередно сотни сотни ее поклонников. Похоронная процессия растянулась по городу на несколько километров. У подавляющего большинства людей были слезы на глазах. О трагической смерти Евлалии Кадминой многие писали не только харьковские, но и зарубежные издания. На неожиданную смерть знаменитой артистки откликнулись известные писатели, поэты, композиторы: Чайковский, Рубинштейн, Байрон, Гейне, Гиляровский, Куприн и другие.

Вместо эпилога

На месте бывшего городского кладбища, на котором в свое время похоронили Евлалию Кадмину, находится Молодежный парк. В 30-е годы прошлого века могилу актрисы перенесли на нынешнее кладбище №13, расположенное на Пушкинской улице.

Даже спустя 140 лет не зарастает сорняками тропа, протоптанная поклонниками большого таланта и тяжкой судьбы легендарной певицы. Грустным и серьезным взглядом уверенно смотрела Евлалия перед собой, словно говоря всем своим поклонникам:

«Благодарю вас за память обо мне. Именно так должно было быть…»

Дина МАМЕДОВА, специально для газеты «Трибуна трудящихся»

телеграм
EN-RU-UA