Новости Трибуна Три-медиа

Язык до Киева доведет

Буквально по-иному воспринимается сегодня известная пословица о вездесущности языка. Лично я за последние месяцы также глубоко переосмыслил значения русского и украинского языков. Признаю, глубоко ошибался не придавая значения вялотекущему освоению украинского языка в русскоязычном Харькове. Понять свою ошибку помогли русские «спасители», начавшие 24 февраля 2022 года обстреливать мой родной город из пушек и ракетных установок.

Мое мгновенное осознание и просветление пришло после того, как возле супермаркета на Павловом поле на огромной ракете, торчащей из асфальта я прочитал на русском языке клеймо «Сделано в России». Вот такими и подобными ракетами россияне освобождают нас не только от родного языка, но и от всего украинского, национального – по ихнему – бандеровского.

В прошлом году, через несколько дней после выхода Закона о языке, как обычно я зашел в этот же супермаркет и, сделав покупки, поприветствовал кассиршу на русском. Она мне в ответ:

«Доброго дня!».

Тогда я сказал, что со мной можно говорить по-русски, на что она с осторожностью произнесла:

«Ні, ми живемо в Україні й повинні розмовляти державною мовою».

Я с иронией посмотрел тогда на молоденькую кассиршу и подумал про себя:

«Видимо, она боится что выгонят с работы, потому и перешла на украинский…»

А вчера, увидев на кассе ту же девушку, которая все так же приветствовала меня на украинском языке, я , вдруг, прослезился. Так тепло и радостно стало на душе! Вот она, молоденькая харьковчанка, осознанно и естественно разговаривает на украинском языке в русскоязычном Харькове. А «русские освободители» пытаются освободить ее от этого языка своими ракетами, от «Градов» и «Ураганов».

Какое кощунство, какое коварство, какой парадокс! Русские, всего лишь за несколько недель сами вынудили русскоязычный Харьков ненавидеть все русское и связанное с русским языком.

И еще языковые, назовем это мягко, шероховатости…

Если раньше, очень часто твой русскоязычный собеседник , прежде чем говорить, наперед оправдывается: я буду говорить по-русски, можно? Или:

«Извините, но я буду говорить на русском…»

Сейчас, вначале лета 2022 года подобный вопрос вызывает в Харькове недоумение. Ну как можно после всего, что с нами произошло за эти три месяца, еще продолжать сомневаться – на каком языке разговаривать?

В марафоне новостей на телевидении корреспондент одного из телеканалов обращается к вырвавшемуся из осажденного русскоязычного Мариуполя жителю с каким-то вопросом на русском языке. Подставляет микрофон. Беженец, чуть замешкавшись, сразу же делаем преамбулу:

«Хотя я и плохо знаю украинский язык, но после всего, что с нами сталось в Мариуполе, я хочу отвечать на ваши вопросы по-украински…»

Судя по всему прозревать начал не только я. Мы все начали осознавать истинное значение украинского языка.

А как же русский язык? Он довел бесчисленные орды россиян до столицы нашей страны – златоглавого Киева. Мы чуть было не лишились не только украинского языка, но и своей столицы. А без этого россияне-захватчики просто бы уничтожили нас всех- и украиноязычных, и русскоязычных… Как делали это в Буче, Чернигове, Мариуполе и (о ужас)… в Русской Лозовой и Русских Тишках под Харьковом.

Итак, после всех бед, свалившихся на нашу голову, после жестокой войны, конца-края которой пока не видно, — я с содроганием буду вспоминать «русских спасителей» и буду молить Бога, чтобы в пословице « Язык до Киева доведет» — этот самый язык был НЕ РУССКИМ!

Буквально по-иному воспринимается сегодня известная пословица о вездесущности языка. Лично я за последние месяцы также глубоко переосмыслил значения русского и украинского языков. Признаю, глубоко ошибался не придавая значения вялотекущему освоению украинского языка в русскоязычном Харькове. Понять свою ошибку помогли русские «спасители», начавшие 24 февраля 2022 года обстреливать мой родной город из пушек и ракетных установок.

Мое мгновенное осознание и просветление пришло после того, как возле супермаркета на Павловом поле на огромной ракете, торчащей из асфальта я прочитал на русском языке клеймо «Сделано в России». Вот такими и подобными ракетами россияне освобождают нас не только от родного языка, но и от всего украинского, национального – по ихнему – бандеровского.

В прошлом году, через несколько дней после выхода Закона о языке, как обычно я зашел в этот же супермаркет и, сделав покупки, поприветствовал кассиршу на русском. Она мне в ответ:

«Доброго дня!».

Тогда я сказал, что со мной можно говорить по-русски, на что она с осторожностью произнесла:

«Ні, ми живемо в Україні й повинні розмовляти державною мовою».

Я с иронией посмотрел тогда на молоденькую кассиршу и подумал про себя:

«Видимо, она боится что выгонят с работы, потому и перешла на украинский…»

А вчера, увидев на кассе ту же девушку, которая все так же приветствовала меня на украинском языке, я , вдруг, прослезился. Так тепло и радостно стало на душе! Вот она, молоденькая харьковчанка, осознанно и естественно разговаривает на украинском языке в русскоязычном Харькове. А «русские освободители» пытаются освободить ее от этого языка своими ракетами, от «Градов» и «Ураганов».

Какое кощунство, какое коварство, какой парадокс! Русские, всего лишь за несколько недель сами вынудили русскоязычный Харьков ненавидеть все русское и связанное с русским языком.

И еще языковые, назовем это мягко, шероховатости…

Если раньше, очень часто твой русскоязычный собеседник , прежде чем говорить, наперед оправдывается: я буду говорить по-русски, можно? Или:

«Извините, но я буду говорить на русском…»

Сейчас, вначале лета 2022 года подобный вопрос вызывает в Харькове недоумение. Ну как можно после всего, что с нами произошло за эти три месяца, еще продолжать сомневаться – на каком языке разговаривать?

В марафоне новостей на телевидении корреспондент одного из телеканалов обращается к вырвавшемуся из осажденного русскоязычного Мариуполя жителю с каким-то вопросом на русском языке. Подставляет микрофон. Беженец, чуть замешкавшись, сразу же делаем преамбулу:

«Хотя я и плохо знаю украинский язык, но после всего, что с нами сталось в Мариуполе, я хочу отвечать на ваши вопросы по-украински…»

Судя по всему прозревать начал не только я. Мы все начали осознавать истинное значение украинского языка.

А как же русский язык? Он довел бесчисленные орды россиян до столицы нашей страны – златоглавого Киева. Мы чуть было не лишились не только украинского языка, но и своей столицы. А без этого россияне-захватчики просто бы уничтожили нас всех- и украиноязычных, и русскоязычных… Как делали это в Буче, Чернигове, Мариуполе и (о ужас)… в Русской Лозовой и Русских Тишках под Харьковом.

Итак, после всех бед, свалившихся на нашу голову, после жестокой войны, конца-края которой пока не видно, — я с содроганием буду вспоминать «русских спасителей» и буду молить Бога, чтобы в пословице « Язык до Киева доведет» — этот самый язык был НЕ РУССКИМ!

Василий ОМЕЛЬЧЕНКО, украинский писатель, для газеты «Трибуна трудящихся», г. Харьков

телеграм
EN-RU-UA